Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:49 

алина витухновская - чеченский кокаин

Чечня как анчоусы на усах игрушечного Пиночета.

Начало расовой чистки имени мойдодыра времени абсолютного мародерства.

Из черных дыр ворованная пустота продается на черном рынке тропика рака втрое…

Война больше не пересекает параллели и меридианы мозга.



Чечня как анчоусы на усах игрушечного Пиночета

Кончились ананасы в шампанском русского декадентства

Россия устала стрелять Маяковским по трупам оживших текстов рифмованной ненависти.

Моя невеста умерла вместе с плюшевым медвежонком из чужого детства.



Так ласково еще никто не глядел на меня, как пуговицы его отвалившихся

Глаз, как Диаманда Галас наконец заглохнувшего динамика смерти.

И как из чеченского плена член бесстыдного месяца

Вышел с отрубленным смыслом навсегда уже. И больше не будет.


URL
07:11 

александр анашевич - хуй

мечтали девицы: вот бы хуи летали как птицы

любочка говорит: не люблю большой хуй, мне больно

света говорит: никогда не возьму хуй в рот, а если возьму, то меня вырвет

лена говорит: я никогда не видела хуя, в смысле живого, только в кино и журналах

ира говорит: хуй очень странно пахнет

настя говорит: я бы хотела иметь хуй, чтобы писать стоя

марина говорит: мне первый раз про хуй рассказала мама, чтобы я знала, что это, и не испугалась

таня говорит: у моего друга интересный хуй, он кривой, мне
это нравится, я не представляю себе прямого хуя, хуй должен быть кривой

лида сказала: идите на хуй, на хуй
читать дальше


URL
12:19 

татьяна мосеева

взрывают макдональдс, летит макмаффин
и мягкая булочка с кунжутом
кровь мешается со сметанным
соусом, сырным соусом, пепсиколой
свободная касса, козырек девочки
запах булочки, крик менеджера
самое популярное посольство америки
сеть бесплатных туалетов
мечта людей начала 90-х
дом свиданий лесбиянок с пушкинской
дом прощаний с фигурой, прощаний с детством


***
за час можно выдумать сто кораблей
за час можно получить пятьдесят рублей
только очень холодно и я дрожу
извини, я тебе никогда не рожу
можно сделать минет и написать сонет
можно тыщу раз упомянуть твоё имя всуе
они рисуют, я смотрю, как они рисуют
у кого-то получается,
у кого-то нет

за час можно получить воспаление лёгких
нарисуй мне пожалуйста воспаление лёгких
нарисуй мне пожалуйста как страшно без тебя ночью

когда я кашляю, горблюсь, виден весь позвоночник
его они и рисуют


***
Лена после 1 часа 18 минут игры
против Насти говорит спасибо
родители, тренер, спонсоры,
организаторы, болельщики,
в следующем году
я обязательно исправлю свою подачу.

Настя после 1 часа 18 минут игры
против Лены говорит спасибо
родители, тренер, спонсоры,
болельщики, а теперь давайте
встанем и помолчим
о детях, в сентябре (спотыкается)
невозможно забыть, встаньте же (плачет)

я люблю Настю. И мне наплевать на её подачу.
читать дальше

URL
04:43 

юлия идлис

Магдалена Манон – француженка – здесь умерла.
она была страшной блядью, потому что её никто не любил,
а она всех любила, всего-то за полцены;
про себя говорила "мы":
это, говорила, мы; а это, говорила, не мы.

говорят, она раньше знала множество слов:
"Малый энциклопедический" от "а" до "ты".
а потом с ней кто-то случился – застрял в горле, мешать дышать,
она месяц потом кашляла, не могла спать,
не хотела есть, только пила.

он у неё оказывался по ночам,
и все видели, как она ему целовала член,
мы, говорила, мы, –
потом стало ясно, что это она о себе,
но тогда никто ничего не понял – думали, может, пройдёт.

после она сидела в комнате в темноте,
потом вскакивала, хватала иголку, нитку,
откусывала старым стихам строчки,
пришивала им ручки, ножки,
мы, говорила, брала на руки, кашляла, кашляла... –
читать дальше

URL
04:22 

борис рыжий

Маленький, сонный, по черному льду
в школу — вот-вот упаду — но иду.
Мрачно идет вдоль квартала народ.
Мрачно гудит за кварталом завод.
“...Личико, личико, личико, ли…
будет, мой ангел, чернее земли.
Рученьки, рученьки, рученьки, ру...
будут дрожать на холодном ветру.
Маленький, маленький, маленький, ма…-

в ватный рукав выдыхает зима:
— Аленький галстук на тоненькой ше...
греет ли, мальчик, тепло ли душе?” ...
…Все, что я понял, я понял тогда:
нет никого, ничего, никогда.
Где бы я ни был — на черном ветру
в черном снегу упаду и умру.
Будет завод надо мною гудеть.
Будет звезда надо мною гореть.
Ржавая, в странных прожилках, звезда,
и — никого, ничего, никогда.

URL
22:04 

– Тебя зовет Первый Иван, – сказал нерусским голосом пришедший человек. – Живи – не спи.

– Ты кто? – спросил я.

– Я в коллективе – электрик Гюли, а был киргиз.

– Разве электрик лучше киргиза? Ведь киргиз – сильный человек, и его народ терпелив и способен к трудной жизни. Там, где живут киргизы, другие люди через год погибли бы или сошли с ума от нервности!..

Гюли помолчал, давая мне из уважения время для слова, а затем сам начал думать и отвечать:

– Твоя голова лучше твоего слова. Я видел тайгу. Отец говорил, что дальше тайги народ живет на льду, и я сказал отцу: “Тот народ умный, что умеет жить на льду, – киргиз бы там умер”. А отец научил меня: “Ты глупый, – тот народ тоже умер бы в киргизских песках”. А другое ты говоришь: киргиз сильный, а лучше электрика! Твое верно: киргиз сильный, но пустыня терпеливей киргиза; пустыня останется, а киргиза не будет. Электрик лучше киргиза, электрик сильней пустыни, а киргиз – нет. Всякий киргиз будет электрик и механик – от них пустыня зарастет, а человек останется. Ты плохо уважаешь киргиза.

URL
07:00 

миша вербицкий

Родина липкий сгусток артериальной тверди
Жизнь в состоянии непрерывного суицида
Свобода страшнее сумы и любовь холоднее смерти
Чтобы перед концом не упустить из виду

Абсолютную Родину

Смерть прикоснется к сердцу змеиной холодной лаской
Если умеешь плавать, значит отыщешь воду
Мальчик вырос в урода, не слушает круппу Краски
В небе богов как грязи, а самый главный вот он

Абсолютная Родина

Ты подари мне лилии, я тебе маргаритки
В ритме крови по венам разносится порошок
Диониса собрали и сшили суровой ниткой
Все началось неплохо и кончится хорошо

URL
02:18 

линор горалик

Каждый месяц я вижу, как свято место пустует в соседних яслях,
Потому что мой незачатый сын истекает кровью в двадцатых числах,
Упирается больно, бьётся, хочет родиться,
Кровью плачет, шепчет: мама, я бы мог тебе пригодиться,
Что за чёрт, почему ты не хочешь со мной водиться?

Я пою ему песенку про сестру и братца,
Как они никогда не плачут на аппельплаце.
Скручиваюсь эмбрионом, чтобы помешать ему драться,
К животу прижимаю грелку, чтобы ему согреться,
Говорю: отстань, не дури, обретайся, где обретался,
Радуйся, что ещё один месяц там отсиделся,
Ты бы кричал от ужаса, когда бы увидел, где очутился.
Он говорит: уж я бы сам разобрался.

Я читаю ему стишок про девочку из Герники,
Про её глаза, не видящие того, что делают руки.
Он говорит мне: ты думаешь, это страшней, чем гнить от твоей таблетки,
Распадаться на клетки, выпадать кровавой росой на твои прокладки,
Каждый месяц знать, что ты не любишь меня ни крошки,
Не хочешь мне дать ни распашонки, ни красной нитки,
Ни посмотреть мне в глаза, ни узнать про мои отметки?
Полюби меня, мама, дай мне выйти из клетки.

Я рассказываю ему сказку про мою маму,
Как она плакала сквозь наркоз, когда ей удалили матку,
Я говорю ему: ладно, твоя взяла, я подумаю, как нам быть дальше;
Я не люблю тебя, но я постараюсь стать лучше,
Чувствовать тоньше, бояться тебя меньше,
Только не уходи далеко, не оставляй меня, слышишь?

Он говорит: ладно, пора заканчивать, я уже почти что не существую,
Так – последние капли, черный сгусток сердца, красные нитки.
Мы, говорит, ещё побеседуем, мама, я ещё приду к тебе не родиться,
Истекать кровью, плакать, проситься, биться,
Клясться, что я бы смог тебе пригодиться,
Плакать, просить помочь мне освободиться.
Где-то в двадцатых числах приду к тебе повидаться.


***
Оля болеет, Лёля её врачует.
Оля встаёт и ходит, Лёля ног под собой не чует.
Лёля в Оле души не чает,
Оля Лёлю не замечает.
Оля кончает, Лёля её качает.
Никогда не ест, ничего не спит, не отворачивается.
День и ночь у Оли в правом виске ворочается.
Учит Олю работать училкою христаради.
Держит её ум во аде.


***
Только давай по-честному: что прибрал к себе – то Твоё,
читать дальше

URL
03:01 

владимир навроцкий

По офисным коридорам, как крокодильчики по водопроводным трубам,
разбегаются женщины и мужчины друг другу чужие.
А за спинами их лифты схлопывают обрезиненные губы:
сначала малые, потом большие.

Зажигаются жёлтые окна, заводятся сплит-системы,
суровые дядьки в галстуках расходятся по местам.
Вдруг девочке на ресепшене падает мейл с незаполненной темой,
а там!..

И что ей ответить андеррайтеру из отдела автостраховок?
Да как-нибудь, думаю, разберутся; взрослые люди.

Главное, что я не хотел ничего плохого.
Ничего плохого, значит, у них не будет.


сумма
Зато у меня есть что-то, чего никто не отнимет.
Правда, никак не схвачу словами — не поддаётся.
В последний раз почти получилось последним вечером лета,
когда я шёл на углу Тернопольской и Рахманинова
мимо мусорных баков, где новый дом.

Вспомнил какую-то степь, пыль и полынь, родное нехитрое имя;
и там тоже были тряпки и доски у серой дороги под жёлтым солнцем.
И, как бы сказать, так много прохладного воздуха и тёплого света,
что не оставалось ни места для наблюдателя,
ни необходимости в нём.
читать дальше

URL
00:30 



Все мои плюшевые забились в углы,
Истекают страхом и белой ватой,
Бумажная эскадра не выдержала,
Пала пеплом на яблоневый сад

So Anna Pavlova add me as a friend

Расскажи, как это прыгать вверх
Между двух полых мутных сфер,
Приземлится точно по середине,
Притвориться, что не чудо, а так.

So Anna Pavlova add me as a friend

В снежно белых пуантах будем
На сером асфальте в классы играть,
Держаться за руки, хранить секреты,
Плакать в плече, при конце света
Улыбаться от всего сердца честно
Не расставаться, ждать happy end

So Anna Pavlova add me as a friend

URL
15:02 


URL
14:10 

thipharet.livejournal.com

Основы православной культуры. Краткий курс
Я знал одного такого попа из Печатников, он говорил по пьяни, что нах.
Мол, не сотвори себе кумира, понеже пониже кумир у тебя в штанах
шевелится, как древний хаос.
Не вари, говорил, козленка в такой-то матери молоке,
не гадай, умолял, по полету птиц, по печени их, ниже по своей руке,
лучше выпей, смеялся, еще и вали, пидарас, нах хаус.

Не трогай, говорил он, поп, этой рукою полового органа противоположного полу,
не говоря о своем поле/органе. На соревнованиях по футболу,
не пожалевши (не)трудового рубля,
болей за тех, кому Богородица по телевизору предсказала победу.
Садясь после матча в метро, смиренно говори: "А вот я поеду".
Выходя из метро, благочестиво говори: "О, приехал, бля".

И услышав (это я, я, я уже говорю) свист хулиганский
в темноте всемосковской ячменной ночи, беги, пока держит тебя земля,
качаясь, как палуба пьяного корабля,
пока не догонят и в глазах не зазвенит навеки самое-самое верхнее "ля".

Отъебитесь, суки, уже, я выучил ваш албанский.


Подземный рэп
Я вышел из подъезда, было около шести
Мне было меньше сорока, но я уже устал цвести
Вокруг царило блядство: менты гуляли вскачь
Отрезали по полжопы всем, кто съел футбольный мяч
Фанаты "Спартака" ебали все, что шевелится
Скинхедов убивали афрочурки и жиды
Все было как обычно, и белая метелица
Как всегда бывает в апреле, заметала все следы
Осторожно двери открываются
Осторожно двери открываются
Осторожно двери открываются


И я поехал на метро, но куда-то не туда
В вагоне этом собрались одни герои труда
Один с огромным носом, а другой с двумя
Третий с четырьмя, а четвертый с тремя
Пятый с айподом, шестой читает Мураками
Седьмой вообще, бля, ест с говенным говном пирожок
Я их всех потрогал вот этими вот руками
И вот этим вот мозгом испытал вот этот шок
Осторожно звери отрываются
Осторожно звери отрываются
Осторожно звери отрываются


Я им сказал: Пидарасы, вам всем от меня привет
Вы выдыхаете метан, вы поглощаете свет
Вы не отбрасываете тени, вы идете ко дну
Вы больше в ширину, чем я в глубину
Вы, наверно, предпочитаете Генделю Баха
И я тоже тону в вашей массе, хотя я и говно
Идите вы на хуй, идите вы на хуй
И они ответили: а нам все равно
Осторожно твари отзываются
Осторожно твари отзываются
Осторожно твари отзываются


Тут поезд остановился на станции "Пиздец"
И я вышел из метро и увидел пиздец
Там сиял Фаворский свет, но как-то не так
И дежурный по станции сказал, что я мудак
И я с ним согласился, и я вышел в город
И этот город опять назывался "Москва"
Как всегда бывает в апреле, падал хуй на ворот
И в подъезде на стене была вывешена фетва
Осторожно чакры закрываются
Осторожно чакры закрываются
Осторожно чакры закрываются



Подражая блядскому академику Пушкину
Надо убить, непременно надо
трех Матрен,
да Луку с Петром,
читать дальше

URL

txt

главная